Подраздел // Великие люди (эпоха ордена Храма)
Военно-монашеские ордена
Орден тамплиеров
Тевтонский орден
Средневековые государства
Ближний Восток
Средневековые источники
Источники на языке оригинала
Источники в переводе на русский язык
Приложения
Карты, планы, схемы
Миниатюры, фото, иллюстрации
Информация
О сайте ИПИОХ
Контр@Факт
E-mail
ИПИОХ: История крестовых походов - ИПИОХ: Ги де Лузиньян - последний король Иерусалима (Часть IV)

Ги де Лузиньян - последний король Иерусалима
Часть IV
(продолжение)
   Год 1183 подходил к концу, год 1184 начинался. Балдуин IV объявил своим наследником маленького сына Сибиллы. Бальяж был передан Раймонду, графу Триполийскому, и все бароны латинских государств Востока принесли соответствующие присяги пятилетнему наследнику Балдуину V, и новому бальи Королевства - графу Триполийскому. Назначение было встречено местным общественным мнением с одобрением и страсти несколько поутихли. Для оплаты расходов на должности бальи Раймонду был передан город Бейрут (Beyrut) и все доходы от него, а охрана юного наследника была доверена Балдуином IV графу Эдессы Джоселину Куртене (Joscelin of Courtenay), двоюродному дедушке малыша-наследника, человеку, которого никак нельзя было заподозрить в симпатиях к графу Раймонду. Намерение умирающего короля было очевидным: создать ситуацию, в которой малолетний наследник заведомо не сможет оказаться заложником в руках ни одной из враждующих партий.
   Через некоторое время из Европы вернулись патриарх Ираклий и Грандмастер Госпитальеров Роже де Мулен, с деньгами, пожертвованными королем Англии Генри II Плантагенетом (Henry II Plantagenet) своему близкому родственнику – королю Иерусалима Балдуину IV. Напомним, что Генри II Плантагенет был родным внуком короля Иерусалима Фулька V Анжуйского от его первого брака с Эремборджей Майнской (Erembourg of Maine), равно как и Балдуин IV был таким же родным внуком Фулька V Анжуйского от его второго брака с Мелисентой де Ресэл (Melisende de Rethel).
   Но военной поддержки никто из западных государей по существу не обещал. Иерусалимское королевство погрузилось в самообман пассивного ожидания. Так прошло два года.

   В марте1185 года в возрасте 24-х лет, измученный болезнью Балдуин IV умер. А на следующий год, летом 1186, у подножия Голгофы погребли и маленького Иерусалимского короля Балдуина V - сына Сибиллы, едва достигшего девяти лет. Церемонией погребения заведовали тамплиеры. Граф Триполийский отсутствовал на этих печальных похоронах, нарушив не только придворный этикет, но и не проявив чисто человеческого сострадания к несчастной Сибилле. Такими своими действиями он вызвал у экс-телохранителя Джоселина довольно серьезные подозрения. К тому же, именно в это время, по странному совпадению, поползли слухи о некоем документе, якобы подписанном королем Балдуином IV, и гласящим, что бальяж Раймонда Триполийского должен продолжаться десять лет, то есть до тех пор, пока наследник Балдуин V не достигнет совершеннолетия. Если же Балдуин V умрет раньше, то выбор между оставшимися наследницами Сибиллой и Изабеллой должен был сделать специальный комитет, в составе Папы Римского, императора Священной Римской империи и королей Франции и Англии. А до тех пор, пока выбор не сделан, прокуратором (бальи) королевства должен был оставаться Раймонд Триполийский. Одной из многих странностей, присущих этому таинственному документу было то, что в состав комитета не был включен Патриарх Иерусалимский, короновавший всех Иерусалимских королей.
   Сразу после похорон граф Эдесский - телохранитель покойного наследника, перешел к действиям, взяв под свой контроль Акру и Бейрут, пожалованный в свое время Раймонду.

   Если бы в ту эпоху существовала теория наследственного права, то согласно этой теории престол должна была бы занять Сибилла. Однако в реальной жизни на порядок престолонаследия в Иерусалимском королевстве к этому времени существовало две точки зрения.
   Одна из них, присущая всему клану прямых потомков франкских королей и для них самоочевидная, состояла в том, что престолы - это их достояние по праву рождения. Разумеется, желательно было по возможности избежать конфликтных ситуаций в этом вопросе. И если у почившего короля осталась дочь, то, занимая престол, из общеполитических соображений лучше всего было взять ее в жены, хотя родовые права соискателя, как таковые, никоим образом от такого брака не зависели.
Иная точка зрения, уже долгое время бытовавшая в Византии и состоявшая в том, что престол – это достояние выдвиженца, заручившегося поддержкой общественного мнения местной знати и войска, к этому времени прочно утвердилась в умах иерусалимских баронов. Согласно этому мнению любой выдвиженец толпы, например, женившийся на дочери короля, тем самым автоматически становился полноправным санкционированным королем, вне зависимости от знатности происхождения, заслуг, династических традиций и тому подобное.
   Ко времени появления при Иерусалимском дворе Ги де Лузиньяна многие латинские князья давно породнились с грекоязычными византийцами, и их потомки - смесь византийцев и франков, родившиеся на Востоке и имевшие свои, устоявшиеся за долгое время традиции, составили особый вид местной аристократии, считавшей себя хозяевами страны и смотревшей на престол как на достояние исключительно выдвиженцев из их сословия. Таких людей в Королевстве называли "полеины" ("polein"). Этимология этого слова восходит к древнегреческому "poli-еnos", в переводе имеющем значение "прославленный". "Полеинская" знать, несколько поколений назад пустившая корни в Иерусалимском государстве, и занявшая ключевые места в бюрократии и элите Королевства, не желала видеть на престоле Ги де Лузиньяна, который считался нежелательным пришельцем, к тому же привезшим с собой в Иерусалим большое количество своих домочадцев из клана Пуату (Poitou), которыми Ги во время своего бальяжа заменил местных "полеинов" на ключевых бюрократических постах.
   Хотя брак с Сибиллой, заключенный шесть лет назад, и делал Ги де Лузиньяна возможным претендентом на престол в глазах местных "полеинов", тем не менее нет никаких свидетельств того, что сам Ги рассматривал свой брак как далеко идущую политическую комбинацию. Более того, из всех известных нам обстоятельств его жизни в Иерусалиме складывается очевидное впечатление, что он не обращал никакого внимания ни на общественное мнение местной знати, ни на какие-либо другие факторы, кроме "права крови" - его принадлежности определенному родовому клану. Таким образом, строго в духе родовых традиций, Ги де Лузиньян был искренне предан королю Балдуину IV, и его наследнику Балдуину V при их жизни, но без тени сомнений и колебаний занял Иерусалимский престол после их смерти по «праву крови». Выше мы уже рассматривали генеалогические корни семьи Лузиньянов. Можно добавить к этому еще и тот факт, что Ги де Лузиньян являлся в 14-м поколении прямым потомком создателя единой европейской империи IX века Карла Великого (Charlemagne Empereur, годы правления 768-814).

   После похорон Раймонд Триполийский, узнав о том, что Джоселин изъял из под его управления Акру и Бейрут, собрал вместе с Балианом д’Ибелином в Наблусе (Naplous), ассамблею своих сторонников-баронов, для обсуждения сложившейся ситуации. Третьим главным лицом был Балдуин Рамлский (тот самый, который в свое время домогался руки Сибиллы). Выбор Наблуса для заседания ассамблеи был не случаен. Именно сейчас, когда королевство оказалось без короля, на сцену привычных политических интриг выступила третья сила, во главе которой стояла Мария Комнина - жена Балиана д’Ибелина и вдова короля Амори I, желающая возвести на трон свою дочь Изабеллу (младшую кровную сестру Сибиллы и почившего короля Балдуина IV). Расчет был на то, что став королевой, 14-летняя Изабелла, склонит на свою сторону симпатии местной знати, что соответственно даст возможность короноваться и ее супругу. В то время им был Онфруа Торонский (Humphrey IV of Toron). Однако достаточными силами эта партия не располагала и, соответственно, Балиан д’Ибелин сделался деятельным участником в упорной борьбе графа Триполийского за Иерусалимский престол, преследуя, при этом, свои цели. Раймонд Триполийский, в свою очередь вероятно полагал, что в сложившейся ситуации вариант возведения на престол Изабеллы может быть для него альтернативным исходом, в случае, если его собственные притязания успехом не увенчаются. В этом варианте он не становился королем, но все же оставался бальи - фактическим правителем Королевства.
   Однако в данный момент для Раймонда Триполийского главной задачей было выиграть время: Сибилла и Ги еще не были коронованы, военные силы в распоряжении Раймонда и его баронов, равно как и силы, находящиеся в распоряжении Ги и тамплиеров были весьма значительны, и в любой момент дело могло закончиться открытым столкновением, неизбежно вовлекшим бы Королевство в губительную гражданскую войну. И если бы даже Раймонд победил - это была бы Пиррова победа - в его распоряжении остались бы только обезлюдевшие руины, окруженные со всех сторон мусульманами, ждущими своего часа. Страсти были накалены до предела, и никто не мог предсказать, хватит ли у Ги де Лузиньяна выдержки, чтобы не атаковать Наблус немедленно. Тем более, что по несчастному стечению обстоятельств граф Раймонд дал своим противникам более чем достаточно поводов для самой неистовой ярости. Он даже имел неосторожность в день смерти Балдуина V всенародно обвинить Сибиллу в отравлении собственного сына, с тем, чтобы расчистить себе и своему мужу Ги де Лузиньяну путь к престолу. Трудно было придумать обвинение более нелепое и оскорбление более тяжкое. Причину такой безрассудной неосмотрительности надо полагать была в том, что смерть юного наследника не только внезапно и сокрушительно ломала все планы Раймонда Триполийского на долговременный бальяж, но и сделала его в глазах окружающих главным подозреваемым в этой смерти. В соответствии с нравами того времени, такие подозрения ничего хорошего Раймонду не сулили, и единственно возможной линией поведения для него становилось обвинить всех, кого только можно, в смерти наследника, удалиться немедленно подальше от зоны досягаемости Ги де Лузиньяна и его сторонников, запереться в городе кого-либо из своих наиболее сильных и преданных сторонников, и собрать как можно больше военной силы, дожидаясь, пока политический здравый смысл его противников возьмет верх над сиюминутным гневом, и можно будет вернуться к переговорам.

   Едва собравшись в Наблусе, мятежные бароны получили письмо Грандмастера тамплиеров Жерара де Ридефора (Gerard de Ridefort), написанное им от имени Сибиллы, с приказом явиться на коронацию в условленное время, дабы принести омаж и присягу новым правителям Иерусалимского королевства. Ответ на это письмо бароны послали к патриарху Ираклию и Грандмастеру де Ридефору с двумя цистерианскими монахами, в виде просьбы во имя любви Господа и его святых Апостолов отказаться от коронации Сибиллы до тех пор, пока она остается женой Ги де Лузиньяна. Приверженцы графа настаивали на немедленном разводе Сибиллы, целью которого был новый брак, как предполагалось, в первую очередь, с графом Раймондом III Триполийским (приходившимся Сибилле двоюродным дядей), либо с кем-либо другим из знатных людей Иерусалимской земли, то есть человеком, по их мнению, более подходящим для защиты страны и управления государством. Послание этих цистерианских "благовестников" окончательно поколебало и без того непрочное спокойствие в умах остальных баронов Королевства, собравшихся в Иерусалиме в ожидании коронации. Ситуация вновь стала накаляться, так что в скором времени к Сибилле на аудиенцию прибыла депутация из числа собравшейся в Иерусалиме знати, с верноподданническим увещеванием, принять во внимание просьбу о разводе, присланную из Наблуса остальной частью баронов Королевства. Сибилла выслушала эти требования развода, и понимая, что положить конец бессмысленным препирательствам можно лишь проведя церемонию коронации как можно быстрее, ответила на них так: "...я желаю, чтобы вы заверили меня своими обещаниями и клятвами, что на кого бы из вас ни пал мой выбор, все изберут его своим главой и господином" (Цит. по: Roger of Hoveden: The Annals.). Бароны и знать согласились на это, дав клятву, а патриарх, наконец, почувствовав, что можно безопасно провести церемонию коронации, начал необходимые приготовления.
Иерусалим
Иерусалим
   А в это время Жерар де Ридефор, едва получив ответ наблусской асамблеи от посланников-цистерианцев, немедленно начал действовать с обычной для него твердой решительностью и предусмотрительной точностью. Он первым делом заменил все посты, охранявшие семь крепостных ворот Иерусалима тамплиерами, и издал приказ, по которому ни один человек не мог войти либо покинуть город без его личного разрешения, и кроме того ясно дал понять всем окружающим, что любые попытки выступлений в поддержку сторонников Раймонда Триполийского будут встречены им лично с крайним неодобрением. После чего желающих выступать не нашлось.
   В Иерусалиме началась подготовка к проведению церемонии коронации.
   Было известно, что корона Иерусалимского королевства хранилась в королевской казне, в специальном сундуке, под двумя замками, ключи от которых были переданы Грандмастеру тамплиеров и Грандмастеру госпитальеров. Каждый из этих рыцарских орденов обладал достаточной мощью и достаточно ревниво следил за политическими амбициями другого, чтобы кто-то из них мог распорядиться Иерусалимской короной по своему усмотрению. Но еще меньшего успеха в попытке овладеть короной приходилось ожидать любому претенденту, с чьими притязаниями совесть обоих Грандмастеров не была бы согласна. За такой предосторожностью в охране главного символа королевской власти можно было усмотреть только бесстрастную политическую предусмотрительность, так присущую покойному Балдуину IV. Однако, эти же, всем понятные меры покойного короля по предотвращению смуты в государстве, в свою очередь придавали определенный вес бурлившим слухам о тайном завещании короля, его последней воле и прочее, что и было, по-видимому, главной причиной всех смут вокруг вопроса престолонаследия. И если Грандмастер тамплиеров в ходе этих событий действовал в духе искренней убежденности и прямоты в интересах Сибиллы и Ги, то Грандмастер госпитальеров оставался на позиции выжидательного нейтралитета, не проявляя явно своих симпатий или антипатий.
   Подготовка к коронации подходила к завершению, и наступил момент, когда королевские венцы должны были быть возложены на церковный алтарь.
   Жерар де Ридефор вместе с патриархом Ираклием приехали в резиденцию Роже де Мулена за вторым ключом от ларца с королевскими коронами. Грандмастер госпитальеров вышел к ним в отнюдь не лучшем расположении духа оттого, что столь стремительная подготовка к коронации проходит в сущности без его участия и одобрения. И хотя Роже де Мулен не нашел в подготовке коронации Ги и Сибиллы ничего противоречащего своей совести и своим обязательствам перед памятью почившего короля, тем не манне он препирался с Жераром де Ридефором и патриархом Ираклием почти час. И дело закончилось тем, что бросив ключ посреди комнаты де Мулен ушел. Патриарх Ираклий поднял ключ, самолично прошел в сокровищницу, и взял там две короны. Одна из них была возложена на алтаре церкви Воскресения, а вторая - возле кресла, где должна была сидеть Сибилла.
   20 июля 1186 года Сибилла Анжуйская и Ги де Лузиньян, во главе торжественной процессии, прошествовали в храм Воскресения Господня, и патриарх Ираклий с видом молитвенного благоговения открыл торжественное богослужение. И вот настал кульминационный момент. Патриарх, возложив корону Иерусалимского королевства на Сибиллу, обратился к ней со словами, в которых упомянул, что она лишь хрупкая и немощная женщина, неспособная справиться с тяжелым трудом управления государством, особенно в это время смут и раздоров, и призвал новую королеву избрать достойного лорда, который бы управлял Королевством в союзе с ней. И в то время, когда присутствующие на церемонии возносили к Богу молитвы о том, чтобы Он даровал им достойного короля, Сибилла, взяв положенный возле ее кресла королевский венец в руки, возложила его на голову своего мужа Ги, провозгласив: "Я выбираю тебя своим королем и своим господином, и господином земли Иерусалима; да не разъединят человеки тех, кого соединил вместе Господь" (Цит. по: Roger of Hoveden: The Annals.).
   Тем самым необходимые формальности были исполнены, и в историю вошла новая королевская чета, завершившая славную череду суверенов Иерусалимского королевства.
   Франки-путивинцы радостно кричали "Слава королю!", тамплиеры, окружавшие храм, торжественно салютовали приветствие новым монархам, а бородатые лица баронов "полеинов" усиленно изображали искреннее воодушевление. И, разумеется, не нашлось никого, кто отказался бы выполнить клятву верности, недавно данную королеве.
   После окончания церемонии рыцари тамплиеры сопроводили новых короля и королеву Иерусалимских в их покои, где было устроено великолепное праздничное пиршество.
   Споры вокруг королевской короны на данном этапе должны были бы быть исчерпаны.
   Но, не желая смириться со случившимся фактом, бароны в Наблусе тут же приняли к действию запасной план, провозгласив своей королевой младшую сестру Сибиллы - Изабеллу, а королем ее мужа – Онфруа Торонского, и решили незамедлительно их короновать. При данной ситуации довольно сложно представить, какие шаги они собирались предпринимать дальше, но их затея расстроилась сама собой. Онфруа, как человек высокой чести, "рыцарь из рыцарей" по словам Гийома Тирского (Guilliam, Archbishop of Tyre), отказался от этой сделки, и ночью покинул Наблус вместе с Изабеллой, направившись в Иерусалим. Там они поверглись к ногам короля и королевы, заверив их в своей преданности. Такой поворот событий не сулил оставшимся баронам ничего хорошего. И многие из сторонников Раймонда тут же отправились в Иерусалим принести омаж новому королю. Балдуин Рамлский, впрочем, сделал попытку открыто воспротивиться, заявляя, что собирается покинуть страну, позабыв, сгоряча, что все свои привилегии и фьефы в Королевстве он и его наследники имеют только по милости короля. И король не замедлил напомнить лорду Рамлы, что в числе его подданных не смогут находиться дети сбежавшего вассала. Это означало, что семья и наследники Балдуина Рамлского потеряют все свои привилегии и владения в Иерусалимском королевстве. Размыслив, и одумавшись, Балдуин, наконец прибыл ко двору принести омаж.
Продолжение следует...
Статья: "Ги де Лузиньян - последний король Иерусалима"
Часть I;  Часть II;  Часть III;  Часть IV;  Часть V;  Часть VI.  

Автор статьи: Галина Росси, искусствовед
2003 г
.
Copyright © 2003, Галина Росси
Количество просмотров: 25316

© 2001- 2021, TEMPLIERS.INFO. Все права защищены.
Любое полное или частичное воспроизведение материалов сайта без письменного согласия владельца сайта ЗАПРЕЩЕНО! Email: templiers[a]mail[dot]ru.
При цитировании материалов активная ссылка на сайт TEMPLIERS.INFO обязательна.