Подраздел // Великие события (эпоха ордена Храма)
Военно-монашеские ордена
Орден тамплиеров
Тевтонский орден
Средневековые государства
Ближний Восток
Реклама
Средневековые источники
Источники на языке оригинала
Источники в переводе на русский язык
Приложения
Карты, планы, схемы
Миниатюры, фото, иллюстрации
Информация
О сайте ИПИОХ
Контр@Факт
E-mail
ИПИОХ: История крестовых походов - ИПИОХ: Хаттинское сражение (4 июля 1187 г.)

Хаттинское сражение

(4 июля 1187)
   После разгрома христиан при Казаль Робере (1 мая 1187г.) Раймунд III примерился с королем Ги де Лузиньян и принес ему оммаж. Князь Антиохии Боэмунд III прислал в королевскую армию своего сына Раймунда и объявил о своем походе, Великий магистр ордена Храма Жирар де Ридфор набрал значительный отряд туркополов: армия собралась около Назарета и насчитывала 50 тысяч человек. Тем временем Салах ад-Дин начал осаду столицы Галилеи Тивериаду, обороной которой командовала жена Раймунда III графиня Эшива.
   2 июля жена графа Триполи, послала к мужу посыльного с просьбой о помощи. Эта весть пришла в лагерь христиан ближе к вечеру того же дня, и король Ги собрал всех вождей своей армии на совет, дабы решить, какие действия предпринять. Все высказались за то, чтобы выступить на закате к Тивериаде. Но граф Раймунд III заявил, что скорее предпочтет увидеть как падет Тивериада и его супруга окажется в плену, чем двигаться на помощь городу и "отступать далеко от воды и пищи". Он считал, что лучшим будет если укрепиться вокруг источников Саферии и дождаться отступления Салах ад-Дина "изможденного жаждой и не имеющего места, дабы освежиться" (Цит.: De Expugatione Terrae Sanctae per Saladinum // Статья Галины Росси "Ги де Лузиньян - последний король Иерусалима"). Жерар де Ридфор обвинил Раймунда в трусости, и бароны высказались за то, чтобы выступить на помощь Тивериаде. В Саферии граф Раймунд III еще раз повторил свои доводы: "Табари [Тивериада] принадлежит мне, – сказал он, – так же, как и моя жена и мое состояние, и никто не потеряет столько, сколько я, если замок будет утрачен. А если они захватят мою жену, моих людей и мое добро и если они разрушат мой город, я возвращу это себе обратно, когда смогу, и отстрою свой город, когда смогу, ибо предпочитаю скорее видеть разрушенным Табари, чем погибшей – всю Землю". На этот раз бароны и король позволили себя уговорить, не покидать обильную источниками территорию и дожидаться наступления Саладина у Сафарийского источника. Один магистр ордена Храма оставался неумолим. "Я вижу волчью шкуру", – насмехался он. Но в полночь, когда Лузиньян остался один в своем шатре, магистр ордена Храма проник к нему и воскликнул:

     Сир, верите ли вы этому предателю, который дал вам подобный совет? Он вам его дал, чтобы вас опозорить. Ибо великий стыд и великие упреки падут на вас <...>, если вы позволите в шести лье от себя захватить город <...> И знайте же, чтобы хорошенько уразуметь, что тамплиеры сбросят свои белые плащи и продадут, и заложат все, что у них есть, чтобы позор, которому нас подвергли сарацины, был отмщен. Подите же, – сказал он, – и велите крикнуть войску, чтобы все вооружались и становились каждый по своим отрядам и следовали за знаменем Святого Креста. (Цит.: "История" Ираклия // Мелвиль М. История ордена тамплиеров/ Пер. с фр. к.и.н. Цыбулько Г.Ф. - СПб: Евразия, 2003. с. 127-128).

   Ги позволил себя уговорить и приказал армии выступать.
   3 июля армия выступила из Саферии. Христиане двигались тремя отрядами: авангардом командовал граф Раймунд III, король Ги возглавлял центр, в котором находился Святой Животворящий Крест Господен, под охраной епископов Акра и Лидды и тамплиеров: командора Иерусалима и десяти братьев-рыцарей. Балеан д’Ибелин командовал арьергардом, в который входили тамплиеры и госпитальеры. Численность франков составляла порядка 30 тысяч воинов, из них 1200 рыцарей и 4000 конных сержантов и туркополов. Расстояние от от Саферийских источников к Тивериадскому озеру было небольшим - двадцать километров, но армия тянулась пешим шагом. Жара была настолько невыносима, что войска не могли продвигаться вперед и дойти до воды. Легкие отряды Салах ад-Дина целый день терзали христиан своими нападениями на арьергард войска и целясь стрелами, как в лошадей, так и в людей. К вечеру король послал к графу Триполи спросить его совета, как поступить; и получил ответ, что лучше всего будет поставить палатки и разбить лагерь в селении Марескальция, где, кажется, была вода. Король с радостью принял этот совет. По другой версии магистр Жерар де Ридфор сообщил королю, что его тамплиеры больше не могут идти, и попросил привала.
   Франки подошли к селению Манескальция, располагавшемуся в пяти километрах от Тивериады. Позиция латинской армии растянулась на два километра. На ее левом фланге были лесистые склоны, оканчивающиеся небольшим холмом, на котором стояла деревня Нимрин. На правом фланге находилась деревня Лубия, располагавшаяся на заросшем лесом холме. Впереди возвышались Рога Хаттина с правой стороны которых, виднелось Галилейское озеро.
   Армия Салах ад-Дина, заняла следующие позиции: отряд Таки ал Дина расположился на плато между Нимрином и Рогами Хаттина, тем самым перекрыв дорогу к источнику в деревне Хаттин; отряд под непосредственным командованием Салах ад-Дина удерживал холмы вокруг Лубии, преградив путь к Галилейскому озеру; отряд Гекбери находился внизу на равнине недалеко от арьергарда христиан. Армия Салах ад-Дина насчитывала 60 тысяч воинов (из них 12000 профессиональной кавалерии).
   Колодцы в Марескальции оказались пусты. Сарацины же приближались, окружая франков плотным кольцом. Когда ночь принесла немного свежести, сарацины подожгли кустарник вокруг деревни, так что христиане задыхались в едком дыму. Затем Салах ад-Дин приказал привести кувшины с водой и разместить их возле лагеря христиан и вылить воду в песок на виду у христиан, так чтобы те, а также и их лошади, испытывали еще большие мучения от жажды.
   Сарацины сквозь дым и огонь стрелами обстреливали лагерь, поражая людей и лошадей. Король пригласил к себе магистра Храма и Рено де Шатийон спросить их совета. Они убеждали его, атаковать Салах ад-Дина. Ги приказал своему брату Амори де Лузиньян, который был коннетаблем королевства, организовать эскадроны.
   Рано утром 4 июля 1187 года христианская армия начала свой марш. Несколько рыцарей, имевших опыт службы в исламских армиях, предложили королю Ги де Лузиньян осуществить внезапную атаку позиций Салах ад-Дина, но их предложение было отклонено и армия направилась к Хаттинскому ручью, который находился в пяти километрах от лагеря, в обычном боевом порядке с пехотой, в том числе лучники и арбалетчики, по периметру, внутри которого располагалась кавалерия, готовая в любую минуту контратаковать из глубины каре. Граф Триполи Раймунд III командовал авангардом, который включал Раймонда, сына князя Антиохийского, со всеми его спутниками и четырех сыновей графиня Эшива. Жены Раймунда III: Хью, Уильяма, Ральфа, и Отто. Согласно бывшей в те времена традиции граф Триполи, как сеньор Тивериадских земель, на которых происходила битва, принял на себя командование войсками, возглавляя первый отряд. Балиан д’Ибелин и Жослен III де Куртене, сенешаль королевства, со своими рыцарями прикрывали тылы, создав арьергард. Как только отряды были выведены на позиции и боевые порядки построены, шесть рыцарей из отряда графа Триполии перешли на сторону Салах ад-Дина. Среди них были Балдуин де Фортью (Baldwin de Fortune), Раймунд Бак (Raymond Buck), и Лаодиций де Тибериас (Laodicius de Tiberias), они сказали султану "Сир, чего вы ждете? Идите и возьмите христиан, дабы сокрушить их полностью" (Цит.: "Хаттинская битва, 1187" отрывок из "Хроники Ернуля"/ Пер. с англ. Галины Росси, 2003.). Когда Салах ад-Дин тотчас же послал свой центр и левый фланг, под командой Гекбери в атаку.
Хаттинское сражение (книжная миниатюра)
Хаттинское сражение.
"Chronica majora" Матвей Парижский.
Матвей Парижский изобразил потерю Креста. Салах ад-Дин изображен в момент, когда он вырывает Крест из рук короля Ги.
   Король Ги передал командование армией Раймунду III, как сеньору на чьей земле происходила битва. Это было право баронов королевства, если войска королевства собираются в их владениях, барон, на чьей земле должна состояться битва, возглавляет первый отряд, и находится впереди и при входе в его землю ведет авангард, а при выходе находится в арьергарде. Тамплиеры, одновременно с авангардом графа Раймунда, контратаковали отряд Таки ал Дина, правый фланг мусульман. Во время этой схватки Салах ад-Дин потерял одного из своих наиболее приближенных эмиров - молодого Мангураса, который сражался в отряде Таки ал Дина, Мангурас углубившись в ряды франков, вызвал на поединок христианского рыцаря, но был сброшен с лошади и обезглавлен.
   Рыцарская конница героическими рейдами неоднократно отгоняла мусульман, но скоро напор франкской конницы ослабел: много лошадей рыцари потеряли в бою.
   Основной задачей мусульман было не допустить христиан к воде - ни к роднику в Хаттине, ни к Галилейскому озеру. Поэтому войска расположились следующим образом: отряд Таки ал Дин преграждал путь к деревне Хаттин, посредством удерживания позиций от подножья Рогов Хаттин до Нимринского холма; центр мусульманской армии располагался между подножием Рогов и Лубийским холмом, тем самым, перекрывая главную дорогу к Тивериаде; отряд Гекбери находился между Лубией и массивами Джабал Тураан преграждая путь христианам на запад к роднику в деревни Тураан. Укрепление одного из флангов было распространенной тактикой мусульманской конной армии, тогда как центр армии, расположенный на холме, состоял исключительно из пеших отрядов.
   Салах ад-Дин опасался, что франки смогут прорваться к озеру, поэтому он дал прямое указание любой ценой остановить христиан в этом направлении. Если бы граф Раймунд ударил по слабому звену соединяющему отряды Таки ал Дина и Салах ад-Дина, то латинская пехота, могла надеяться прорвать восточную линию противника и достичь Галилейского озера. Между тем граф предпринял атаку в северном направлении. Это не было актом предательства, скорее атака была направленная на разрыв мусульманской линии и предоставление остальным отрядам христиан возможности достичь воды в деревне Хаттин. Отряд Таки ал Дин разделился, создали сквозной проход и позволил Раймунду пройти, затем, когда воины графа оказались в средине отряда, их окружили плотным кольцом. Спастись удалось всего десяти-двенадцати рыцарям, среди которых был граф Триполи и его четыре пасынка [1].
   Замешательство в рядах латинян становилось все сильнее, и большая часть пеших воинов устремилась к Рогам Хаттина, где они заняли позицию на северном Роге. Возможно, пехота христиан двинулась на северо-восток для поддержания кавалерии Раймунда, а может просто в надежде прорваться через брешь, образовавшуюся в рядах мусульман, в результате атаки графа. Когда же проход к Хаттину был снова закрыт, единственное, что им оставалось сделать это занять, находившийся слева небольшой северный Рог. Мораль войска была настолько подавлена, что пехота поднялась на вершину горы, и, несмотря на приказы короля, мольбы епископов и требования баронов, отказывалась спуститься вниз, чтобы присоединиться к кавалерии, продолжавшей сражаться, и защитить Святой Животворящий Крест Господен: "Мы не пойдем вниз и не будем сражаться, потому что мы умираем от жажды". Оказавшиеся незащищенными лошади рыцарей были перебиты сарацинскими лучниками, и уже большая часть рыцарей сражалась в пешем строю.
   В этой ситуации королю Ги де Лузиньян ничего не оставалось делать, кроме как отдать приказ армии занять большой, с плоской вершиной южный Рог, в седловине между холмами был установлен ярко красный королевский шатер, выделявшийся на фоне пустынного пейзажа. Таким образом, армия христиан теперь полностью располагалась на Рогах Хаттина. Пехота на северном и восточном, кавалерия и пешие рыцари на южном холме.
   Момент, когда был захвачен Святой Животворящий Крест Господен не известен, но то что это было сделано отрядом Таки ал Дина не вызывает сомнений. Одни источники указывают, что Таки ал Дин предпринял мощную атаку, после того как остаткам отряда графа Раймунда удалось прорваться через линию мусульман. В результате этой атаки тамплиеры охранявшие Святой Крест и епископ Акры были убиты, а Святой Крест попал в руки Таки ал Дина. Другие же полагают, что епископ Лидды, после гибели епископа Акры, перевез Святой Крест на южный Рог, где он был окончательно захвачен во время одной из последних атак отряда Таки ал Дина. Существует и другая версия, согласно которой некий тамплиер в ночь с 3 на 4 июля зарыл Святой Животворящий Крест Господен в песок, чтобы спасти ее от мусульман [2].
   Теперь мусульмане атаковали Рога Хаттина со всех сторон. Склоны северного холма были слишком отвесными для кавалерии, поэтому здесь действовала мусульманская пехота и после жестокого боя христиане, оставшиеся в живых, сложили оружие. Саладин также отдал приказ Таки ал Дину атаковать латинских рыцарей укрепившихся на южном Роге. Склоны южного холма были более пологими, поэтому Саладин возглавив атаку мусульманской конницы, захватил этот участок. В то время как пехота сарацин сражалась на северном Роге, Таки ал Дин с кавалерией, атаковал седловину между северным и южным холмом.
   Часть латинских рыцарей, у которых еще оставались лошади, перегруппировалась и предприняла две дерзкие контратаки. Одна из этих атак подобралась настолько близко к Салах ад-Дину, что было слышно, как один из рыцарей выкрикивал: "Изыди с дьявольским обманом". То обстоятельство, что рыцари смогли приблизиться достаточно близко к Салах ад-дину, свидетельствует о том, что, в это время, центр мусульманской армии сместился вправо к юго-западному подножию Рогов.
   Дважды сарацинская кавалерия атаковала склоны, прежде чем сумела захватить седловину между Рогами. Молодой Ал Афдаль, находившийся рядом с отцом воскликнул: "Мы победили их!", но Салах ад-Дин повернулся к нему и сказал: "Тише! Мы разобьем их тогда, когда этот шатер упадет". В этот момент мусульманская конница пробила себе путь к южному холму, и королевский шатер пал. Это, как и предсказывал Саладин, обозначило конец битвы. Измученные крестоносцы падали на землю и сдавались без дальнейшего сопротивления.
   Совершенно не осталось сведений о действиях Гекбери и левого фланга мусульманской армии во время последней фазы боя. Скорее всего отряд Гекбери вышел из битвы когда войско христиан вело бой между силами Саладина и Таки ал Дина. Однако то обстоятельство, что Бальану д’Ибелин и Рено правителю Сидона, и некоторым рыцарям из арьергарда удалось прорваться в самом конце сражения, именно в западном направлении свидетельствует о легкомыслии, допущенном Гекбери, и возможно мусульманские хроники не хотели омрачать великую победу этим фактом.
   Среди рыцарей попавших в плен были король Ги де Лузиньян, коннетабль Амори де Лузиньян, Рено де Шатион, Онфруа IV правитель Торона, маркграф Уильям V де Монферрат (William de Montferrat), Хью Гибелетский, Пливэйн правитель Ботрона, магистр ордена Храма Жерара де Ридфор и много баронов и рыцарей. Сенешалю Жослену III де Куртене удалось избежать плена. В общей сложности около 3000 человек из армии христиан, бежало с поля битвы, они смогли укрыться в ближайших замках и укрепленных городах, остальные же либо пали в бою, либо попали в плен.
   Салах ад-Дин показал себя великодушным победителем: он принял короля Ги и баронов с подобающим им почетом и оправил узников в Дамаск, где они были заключены в тюрьму. Было, однако, сделано исключение для Рено де Шатийона и для братьев ордена Храма и Госпиталя, в которых султан видел заклятых врагов ислама. Рено был казнен, после того как высокомерно повел себя с Салах ад-Дином, за что был лично им пронзен мечом, и обезглавлен по его приказу [3]. Все пленные туркополы, как изменники веры, были казнены прямо на поле сражения. Остальные пленники 5 июля были отправлены в Дамаск, где 6 июля Салах ад-Дин принял кровавое решение: всем захваченным тамплиерам и госпитальерам перед пыткой султан предлагал даровать жизнь при условии "поднять палец и принять Закон" – стать мусульманами. Двести тридцать рыцарей были казнены, Жерара де Ридфор по неизвестной причине пощадили.
   Некоторое время спустя Саладин воздвигнул монумент "Qubbat al Nasr" на южном холме. До наших дней сохранилась только небольшая часть фундамента.
   Сражение при Хаттине состоявшееся в субботу 4 июля 1187г. в день св. Мартина ле Бойланта (св. Мартина Кипящего), длилось семь часов и стало катастрофой для Святой Земли.

   Приложения:
   1. От первого брака (1159) с Гаутьером де Сент Омер Эшива де Буре имела пятерых детей – 4-х сыновей (Хью, Уильяма, Ральфа, и Отто) и дочь. Вторым браком (1174) Эшива была замужем за Раймондом III, графом Триполи.
   2. Много времени спустя тот же тамплиер, оставшийся в живых, объявился у короля Иерусалима Генриха I и сказал ему, что если ему дадут проводника до поля битвы, он отыщет Святой Крест, который ранее закопал собственными руками. Король предоставил рыцарю проводника-сержанта, уроженца этой страны, и вместе они отправились на поиски. Но как ни искали они в течение трех ночей (чтобы избежать встречи с сарацинами), ничего не нашли. И хотя впоследствии турки хвастались, что обладают реликвией, все-таки, похоже, что Святой Крест остался навсегда погребенным в песках, где его спрятал тамплиер.
   3. По другим данным Салах ад-Дин лично обезглавил Рено де Шатийона и отправил его голову в Дамаск.

Использованные источники:
   Мельвиль М. История ордена тамплиеров/ Пер. с фр. к.и.н. Цыбулько Г.Ф. - СПб: Евразия, 2003. - 368 с.
   Ришар Ж. Латино-Иерусалимское королевство/ Пер. с фр. Карачинского А.Ю. - СПб.: Евразия, 2002. - 448 с.
   "Хаттинская битва, 1187" отрывок из "Хроники Ернуля"/ Пер. с англ. Галины Росси, 2003.
   Статья Галины Росси "Ги де Лузиньян - последний король Иерусалима".
   http://genstab.ru/voin/hattin.htm - "Хаттин 1187 год - сокрушительное поражение христиан в Святой Земле".

Автор статьи: Бойчук Богдан, г. Одесса, Украина
2004г.
Количество просмотров: 12618

© 2001- 2018, TEMPLIERS.INFO. Все права защищены.
Любое полное или частичное воспроизведение материалов сайта без письменного согласия владельца сайта ЗАПРЕЩЕНО! Email: templiers[a]mail[dot]ru.
При цитировании материалов активная ссылка на сайт TEMPLIERS.INFO обязательна.